Недопустимые доказательства в уголовном процессе, причины недопустимости

Статья на тему: "Недопустимые доказательства в уголовном процессе, причины недопустимости" с разъяснениями профессионалов. Мы постарались собрать весь тематический материал, обработать и разместить в удобном для чтения виде. На все вопросы вам ответит наш дежурный консультант.

Недопустимые доказательства в уголовном процессе.

Недопустимые доказательства — доказательства, полученные с нарушением требований процессуального закона.

Такие доказательства не могут использоваться в процессе доказывания, в том числе, исследоваться или оглашаться в судебном заседании, и подлежат исключению.

При этом, следственными органами нередко допускается обоснование обвинения недопустимыми доказательствами.

Во многих случаях, судебной практикой уже выработан подход к оценке определенных доказательств на предмет их допустимости и, в настоящей статье, я хочу обратить внимание читателей на ряд наиболее часто встречающихся на практике недопустимых доказательств.

Психофизиологические исследования (полиграф, детектор лжи).

Такие исследования являются недопустимым доказательствами вне зависимости от того в какой форме (заключение эксперта, специалиста и т.д.) они выполнены.

В некоторых судебных актах указывается на отсутствие научного обоснования и, как следствие, невозможность проверки такого исследования, но я предпочитаю обосновывать недопустимость такого доказательства с другой сточки зрения.

УПК РФ содержит правило о том, что оценку доказательств на предмет их достоверности могут проводить исключительно лица, указанные в законе (дознаватель, следователь, суд), а эксперт-полиграфолог такими полномочиями не наделен, следовательно, психофизиологическое исследование является недопустимым доказательством.

В тоже время, однозначное признание исследования с помощью полиграфа недопустимым доказательством не запрещает использование полиграфа для проверки следственных версий и направления хода расследования.

Несмотря на то, что судебная практика содержит примеры обоснования обвинительных приговоров со ссылкой на психофизиологическое исследование, в большинстве случаев, принципиальная позиция защиты позволяет признать такое доказательство недопустимым и исключить из процесса доказывания еще на стадии предварительных слушаний.

Показания дознавателя, следователя и иных лиц, причастных к расследованию о содержании показаний и пояснений, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым (пересказ показаний).

Следователями и дознавателями активно практикуются допросы своих коллег из правоохранительной системы о содержании показаний подозреваемого (обвиняемого), который отказывается сотрудничать со следствием.

Допрашиваются оперативные сотрудники, сотрудники ППС, ГИБДД и иные лица, так или иначе, причастные к расследованию уголовного дела.

При этом, судебной практикой выработана однозначная позиция о недопустимости такого рода доказательств.

Такая принципиальная позиция, объясняется тем, что подозреваемый (обвиняемый) имеет право не свидетельствовать против себя, а также право на квалифицированную юридическую помощь, в том числе, участие защитника в ходе допроса.

Кроме того, до начала допроса, дознаватель или следователь обязан разъяснить подозреваемому (обвиняемому) его процессуальные права, чего в ходе таких неформальных бесед, конечно, не делается.

Допрос лиц, причастных к расследованию для воспроизведения содержания показаний подозреваемого (обвиняемого) данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденных им в суде, существенно нарушает вышеперечисленные права подозреваемого, обвиняемого и, следовательно, является недопустимым.

При этом, не имеет значение тот факт, содержатся ли указанные показания в протоколе допроса или зафиксированы в ходе иных следственных действий, тем более, когда в ходе таких следственных действий свидетель не предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Показания с чужих слов, не подтвержденные первоисточником.

Нередко в ходе расследования уголовного дела, один свидетель сообщает, что он слышал от другого лица определенную информацию, имеющую значение для дела.

Если первоисточник указанную информацию подтвердит, то указанное доказательство, безусловно, следует считать допустимым, однако, если первоисточник оспаривает или не подтверждает указанную информацию, то следует решить вопрос о допустимости показаний с чужих слов.

Несмотря на то, что даже базовые знания о теории уголовного процесса явно указывают на недопустимость таких доказательств, судебная практика Верховного суда РФ не столь однозначна.

Согласно одной точке зрения, показания с чужих слов относятся к числу производных доказательств, которые не имеют самостоятельного доказательственного значения в отсутствие первоначальных доказательств, чьей копией они являются, а следовательно, неподтвержденные показания с чужих слов следует считать недопустимыми доказательствами

Противоположная точка зрения, основана на том, что УПК РФ не содержит прямого запрета на использование такого рода доказательств.

На мой взгляд, первый подход является более проработанным и теоретически обоснованным, однако при оспаривании такого рода доказательств следует учитывать и наличие второй позиции.

[1]

Явка с повинной и объяснения, составленные без участия защитника.

Уголовно-процессуальный закон прямо запрещает использовать показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

В тоже время, УПК РФ прямо не предусматривает обязательное участие защитника при получения объяснений в ходе проверки сообщения о преступлении, а также в ходе составления явки с повинной.

Что касается объяснений, то при оценке таких доказательств следует исходить из того, что УПК РФ предусматривает обязательное участие защитника с момента начала производства любых процессуальных действий, затрагивающих права подозреваемого.

При этом, следует исходить не столько из формального, сколько из фактического статуса опрашиваемого.

Особенно важно при составлении объяснений, наличие отметки о разъяснении опрашиваемому процессуальных прав, в том числе, права на квалифицированную юридическую помощь.

В отношении явки с повинной, суды придерживаются позиции, что отсутствие защитника при написании явки с повинной не является нарушением права на защиту и не влияет на допустимость указанного доказательства.

Таким образом, одного факта отсутствия защитника при составлении явки с повинной будет недостаточно для признания такого доказательства недопустимым.

Необходимо учитывать, что явка с повинной одновременно является и обстоятельством, смягчающим наказание, а ее признание недопустимым доказательством, не всегда является оправданным.

Доказательства, производные от недопустимых (плоды гнилого дерева).

В юридической науке широко известного правило «плоды гнилого (отравленного, ядовитого) дерева».

Несмотря на то, что формулировка данного правила берет начало из религиозной литературы, оно имеет сугубо практическое значение и при рассмотрении уголовных дел.

Суть данного правила сводится к тому, что доказательства, производные от недопустимых также являются недопустимыми.

К примеру, заключение эксперта, основанное на документах, полученных с нарушением УПК РФ, будет являться недопустимым доказательством также как и сами документы.

Такая позиция прямо выражена в судебной практике Верховного суда РФ.

В настоящей статьей рассмотрены лишь несколько из наиболее часто встречающихся на практике видов недопустимых доказательств.

Перечень недопустимых доказательств законом не ограничен и любое доказательство, полученное с нарушением требований УПК РФ, может быть признано недопустимым, однако для этого потребуется участие квалифицированного адвоката, поскольку вопросы оценки доказательств на предмет их допустимости требуют изучения как законодательства, так и судебной практики конкретных судов.

3 причины обратиться к адвокату Соколову Владимиру Владиславовичу:

1. Индивидуальный подход к выбору тактики защиты. Вы всегда можете рассчитывать на то, что для вас будет подобрана стратегия защиты, максимально отвечающая вашим интересам.

2. Профессиональные знания. Мои знания подтверждены квалификационным экзаменом на адвоката, а уровень квалификации постоянно повышается.

3. Отслеживание изменений в законодательстве и судебной практике. Обратившись ко мне, вы всегда будете знать о последних изменениях в законодательстве и судебной практике и использовать их для защиты своих интересов;

Читайте так же:  Аргументы за и против смертной казни

§ 4. Недопустимые доказательства

При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Данное положение Конституции РФ (ч. 2 ст. 50) конкретизируется в целом ряде норм уголовно-процессуального закона (ч.

Под недопустимыми доказательствами следует понимать доказательства, полученные с нарушением требований закона, предъявляемых к их А источнику и способу собирания (формирования)1.

Законодатель предельно широко формулирует основания признания доказательств недопустимыми, устанавливая, что таковыми являются нарушения требований УПК при их получении (ч. 3 ст. 7; ч. 1, п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК). Как основания для признания доказательств недопустимыми следует рассматривать любое нарушение предусмотренных законом условий и порядка проведения следственного или судебного действия, а именно: получение доказательств до возбуждения уголовного дела (кроме случаев, предусмотренных законом), собирание доказательств путем производства следственных и судебных действий, не предусмотренных законом; получение доказательств в результате производства следственных и судебных действий ненадлежащими субъектами; осуществление следственных или судебных действий при отсутствии законных оснований для их производства, отсутствие судебного решения, необходимого для проведения следственного действия; получение доказательства из источника, не предусмотренного законом; нарушение установленного законом порядка производства и оформления следственного или судебного действия (ч. 2 ст. 74 УПК).

К нарушениям такого рода также относятся: производство следственного действия в отсутствие одного или нескольких субъектов, участие которых обязательно (в частности, производство обыска с одним понятым, допрос свидетеля в возрасте до четырнадцати лет без участия педагога и т- п.); проведение следственного действия в ночное время, когда отсутствуют данные, указывающие на наличие обстоятельств, не терпящих отлага-

Ь»ВС Рф 1996 № 1 С 6, № 7 С 3

Раздел I. Общие положения

Глава VIII. Доказательства и доказывание (общие положения)

тельства; несвоевременное разъяснение, неразъяснение или неправильное разъяснение участникам следственных и судебных действий их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия; применение технических средств без предупреждения об этом участников следственного действия; нарушение установленной законом последовательности проведения следственного действия (например, при первом допросе вместо выяснения у обвиняемого, признает ли он себя виновным, ему предлагается дать показания по существу предъявленного обвинения и т. п.); нарушение установленного законом порядка составления протокола следственного действия (например, составление протокола спустя несколько дней после окончания следственного действия, отражение в протоколе действий, которые не производились, и результатов, которые не получались); нарушение установленного законом порядка ознакомления участников следственного действия с протоколом и внесения в него замечаний, дополнений и исправлений (ознакомление с частью протокола, отказ внести в него замечания, дополнения, исправления); отсутствие в протоколе подписей кого-либо из участников следственного действия без соответствующей записи об этом.

К числу недопустимых доказательств закон прямо относит: показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствии защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК (ч. 2 ст. 75).

Порядок признания доказательств недопустимыми включает установление дознавателем, следователем, прокурором, судом предусмотренных законом оснований признания доказательств недопустимыми и принятие ими соответствующего решения.

Чем быстрее доказательство, полученное с нарушением требований закона, будет признано недопустимым, тем благоприятнее это скажется на защите прав и законных интересов участников уголовного процесса, скорейшем решении задач по конкретному делу, связанных с назначением уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК). Доказательство, признанное недопустимым, должно оставаться в уголовном деле.

Доказательство может быть признано недопустимым по инициативе властных субъектов уголовного процесса или по ходатайству сторон.

Прокурор, следователь, дознаватель при наличии соответствующих оснований обязаны признать доказательство недопустимым по собственной инициативе (ч. 2 ст. 88 УПК) или по ходатайству подозреваемого, обвиняемого (ч. 3 ст. 88 УПК). Суд вправе признать доказательство недопусти-

мым по ходатайству сторон или по собственной инициативе, в порядке установленном ст. 234 и 235 (ч. 4 ст. 88 УПК).

На досудебных стадиях закон ограничивает возможности сторон в заявлении ходатайств о признании доказательств недопустимыми, предоставив его только подозреваемому и обвиняемому (ч. 3 ст. 88 УПК). В стадиях предварительного слушания и судебного разбирательства такое право сторон ничем не ограничено (ст. 235, 271 УПК).

Ходатайство стороны о признании доказательства недопустимым может быть заявлено в письменной или устной форме. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное заносится в протокол следственного действия или судебного заседания (ст. 120 УПК). В ходатайстве должно быть указано на доказательство, об исключении которого заявлено, приведены основания для исключения доказательства, предусмотренные законом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство — сведения о фактах и обстоятельствах, свидетельствующих о недопустимости доказательства (ч. 2 ст. 235 УПК). Данное ходатайство заявляется дознавателю, следователю, прокурору либо в суд (ч. 2 ст. 119 УПК).

Ходатайство о признании доказательства недопустимым подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. Когда немедленное рассмотрение и разрешение ходатайства, заявленного в ходе предварительного расследования, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления (ст. 121 УПК). Решение по ходатайству может быть обжаловано прокурору (ст. 124 УПК), либо в суд (ст. 125 УПК).

Прокурор, следователь, дознаватель решение о недопустимости доказательства принимают в форме мотивированного постановления (п. 24 ст. 5 УПК).

Последствия признания доказательств недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК. Недопустимые доказательства не могут быть положены в основу любых решений, принимаемых по уголовному делу, а те решения, которые уже были приняты с использованием недопустимых доказательств, подлежат проверке. Это может выразиться, например, в возврате к собиранию доказательства (если это возможно), перепроверке уже собранных доказательств, связанных с недопустимым через отображаемые факты, или к переоценке всех доказательств, лежащих в основе промежуточных или итоговых решений по делу, при принятии которых было использовано недопустимое доказательство. Вопрос о влиянии недопустимого доказательства на содержание решений, принятых по Уголовному делу, должен решаться каждый раз индивидуально в зависимости от места и роли данного доказательства в системе имеющихся доказа-

Раздел I. Общие положения

тельств. Пересмотр решений при этом должен осуществляться в соответствующих формах, предусмотренных законом.

В решении вопроса о признании доказательства недопустимым суд не связан отрицательным решением по нему, имевшим место в стадии предварительного расследования. Будучи самостоятельным и независимым субъектом уголовно-процессуальной деятельности, он может признать соответствующее ходатайство, ранее отклоненное органами расследования и вновь возобновленное перед судом, законным и обоснованным и удовлетворить его. Более того, доказательство, признанное ранее недопустимым, суд может при рассмотрении дела по существу по ходатайству стороны признать допустимым (ч. 7 ст. 235 УПК).

Недопустимые доказательства в уголовном процессе, причины недопустимости

Ключевые слова: ДОПУСТИМЫЕ И НЕДОПУСТИМЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА; МАТЕРИАЛЫ ПРОВЕРКИ; СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ; ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА; ИССЛЕДОВАНИЕ; ОЦЕНКА ФАКТОВ; ADMISSIBLE AND INADMISSIBLE EVIDENCE; MATERIALS OF VERIFICATION; INVESTIGATIVE ACTIONS; EXPERT OPINION; RESEARCH; EVALUATION OF FACTS.

Читайте так же:  Какие льготы у детей сирот

Актуальность данного исследования. Недостаточное правовое регулирование свойства допустимости доказательств, а также неопределенный характер некоторых положений действующего УПК РФ, касающихся вопросов допустимости доказательств, повлекли неоднозначное понимание как учеными-процессуалистами, так и правоприменителями.

Одной из основных современных проблем, касающихся свойства допустимости доказательств, следует отметить то, что в законодательстве отсутствуют критерии определения недопустимого доказательства, что и послужило основной целью провести данное исследование.

Основной текст. Базис доказательного права состоит в том, что законодательно закреплены принципы, что каждое доказательство оценивают, исходя из критериев относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности собранных доказательств свойственна характеристика достаточности, чтобы разрешать уголовные дела. Законодателем признается исключительная важность соблюдать требования, которые включают допустимость доказательств, обеспечение прав, законных интересов личности на уровне уголовного процесса. На это указывает запрет, который прописан в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, и относится к использованию доказательств, которые получили при нарушении федерального закона, в том числе, в ч. 3 ст. 7 УПК РФ и в ст.75 УПК РФ [2].

Допустимость – это приоритетное свойство доказательства, его оценка и исследование требуют внимание при судебном заседании. При условии состязательного судопроизводства, участники процесса предпринимают действия, чтобы доказать свою позицию допустимости рассматриваемого доказательства, а вот мнения сторон, в данном случае, определенно разные.

[2]

На основании действующего положения статьи 75 УПК РФ, удалось установить, что те доказательства, которые удалось получить, нарушая УПК РФ, недопустимы в применении. Но определенно-установочных признаков этих нарушений в законе нет, также отсутствуют ссылки на определенные нормы права, которые указывают на конкретные доказательства и как они становятся юридически ничтожными по этому критерию [3, c.42].

При рассматриваемой правовой расплывчивости нельзя однозначно описать исследуемые нормы, также с юридически-обоснованной точки зрения применить их на практике. По всей видимости, это отражено в судебных решениях, поскольку нельзя рассматривать конкретно обоснованные доводы по отношению к исключениям по тому или иному доказательству, на основании того, что они не соответствуют статье 75 УПК РФ [2].

Ключевой принцип юридической ничтожности или допустимость доказательств состоит в соблюдении со стороны правоохранительных органов гарантированных конституционных прав и свобод граждан, которые принимают участие в следственных действиях. В результате этого, необходимо провести расширение перечня признаков недопустимых доказательств в ч. 2. ст. 75 УПК РФ, обратив внимание на то, что недопустимые доказательства – это доказательства, которые были получены, нарушая гарантированные законом права и свободы участников уголовного процесса.

Законодательно, положениями ч. 2 ст. 75 УПК РФ закреплены некоторые критерии по недопустимым доказательствам, когда за основу берут принципы формирования ч. 2 ст. 381 УПК РФ, но этот перечень не только недоработан, и однобок, но и указывает на факт законодательной несостоятельности рассматриваемых норм.

На основании этого, актуальная задача доказательного права состоит в разработке конкретного перечня нарушений в уголовно-процессуальных нормах, которые допускают, собирая, проверяя, оценивая доказательства, где содержится ряд безусловных оснований, чтобы признать доказательство недопустимым.

Общая причина, на основании которой доказательство считается юридически ничтожным, состоит в том, что их получают законодательно неуполномоченные лица. Право производства следственных действий принадлежит только должностным лицам, которые указаны в УПК РФ, обладают процессуальными полномочиями на производство данных действий.

Следственные органы должны полноценно считаться с правовыми положениями Конституционного Суда РФ в отношении разъяснений уголовно-процессуальных норм, обеспечивая права и свободы участников уголовного судопроизводства. Таким образом, чтобы признать доказательства недопустимыми, следователь предоставляет возможность для субъектов уголовного права реализовывать свое конституционное право на получение квалифицированной защиты. В данной связи следует брать во внимание и формально-процессуальные положения лиц, по отношению к которым осуществляют уголовные преследования, а также их фактический статус.

При этом направленные против конкретного субъекта уголовного преследования изобличительные действия, свидетельствующие о наличии подозрения против него, а также реализуемые в отношении данного лица следственные процедуры могут подтверждаться актом о возбуждении уголовного дела применительно к данному субъекту. И в силу данных обстоятельств такому субъекту уголовного преследования должно быть немедленно предоставлено право обратиться за помощью к защитнику профессионалу. В частности, такая возможность должна быть предоставлена лицу, не являющемуся обвиняемым или подозреваемым на основании положений ч. 1 ст. 47 и ч. 1 ст. 46 УПК РФ, однако в связи с наличием в уголовном деле данных о его причастности к совершению преступления, предъявляемому для опознания потерпевшему.

В противном случае, выделяют ряд объективных предпосылок, которые признаны как недопустимые доказательства результатов следственных действий, которые проводят, не учитывая указанные обстоятельства. Нарушая установленный порядок по получению и фиксации доказательств, это также рассматривают в качестве существенного признака их недопустимости [4].

Проанализировав ряд уголовных дел, удалось установить, что основная причина нарушения УПК РФ в процессе сбора доказательств состоит в несоблюдении со стороны следствия регламентированной процедуры по их получению, фиксации, а также из-за расплывчивости правовых норм. По этой причине, необходимо проводить объективную конкретизацию принципиальных аспектов по исключению доказательной информации из следственного процесса.

Любому преступлению, уголовному делу свойственны индивидуализирующие их признаки, уникальные особенности. Специфическая составляющая преступления содержится и в явных фактах, которые указывают на противоправные действия, и в скрытых нюансах, которые оказывают определенное влияние на то, чтобы переоценить имеющиеся по делу доказательства. По этой причине, исключительная важность состоит в объективном и беспристрастном взгляде дознавателя к мельчайшим деталям, обстоятельствам совершенного преступления.

По всей видимости, способы по получению фактических сведений расследуемого дела юридически зависят от установленных процессуальных рамок, на основании чего, понятие допустимости – не есть признак непосредственных доказательств, поскольку в нем собраны качественные характеристики формы его приобретения следователем.

Из-за этого, понятия допустимость и недопустимость доказательств соотносятся не с их качественными свойствами, а в отношении возможностей или невозможностей применять доказательства, которые были добыты при нарушении установленных требований. Этот вывод важно брать за основу, исследуя доказательства, так как порой, вместо оценки фактических сведений уголовного дела, доказательного значения, обращают внимание на оценку соответствия процедуры их получения и требований закона.

Исследуя судебную практику, разрешая вопросы признания доказательства недопустимым, делают вывод, что необходимо вырабатывать единый подход к решению этой категории дел, применяя в определенном роде прецедентное право.

Этот вывод сформулирован на основании того, что неприемлемы абсолютно противоположные выводы в судебных приговорах, где рассматривают одни и те же нарушения закона, когда суды в одном случае признают доказательство допустимым, а в другом – нет.

Чтобы решить эту проблему, нужно прибегнуть к унификации судебной практики, реформируя перечень значимых нарушений закона, которые приводят к категоричным выводам о том, какие доказательства недопустимы.

На основании проведенного исследования, заостряют внимание законодателя на то, что необходима модернизация действующих уголовно-процессуальных норм, оценивая и исследуя доказательства, исходя из признака их допустимости.

Выводы. Таким образом, представляется важным разработать и законодательно закрепить конкретный перечень нарушений требований УПК РФ, ведущих к признанию доказательств недопустимыми при их формировании, проверке и оценке. Также представляется необходимым дополнить положения ч. 2 ст. 75 УПК РФ, включив в перечень безусловно недопустимых доказательств показания участников уголовно-процессуального производства, полученные с нарушением их конституционных прав и свобод.

Читайте так же:  Стадии развития коллектива

Кроме этого, считаем целесообразным расширить ч. 1 ст. 80 УПК РФ посредством внесения предписания, что заключение эксперта должно быть императивным и неоспоримым, а в случае наличия у него объективных сомнений, при ответе на поставленные вопросы, оно не может считаться допустимым доказательством по уголовному делу.

Признание доказательств недопустимыми в уголовном процессе

Видео (кликните для воспроизведения).

Уголовно-процессуальный кодекс включает понятие о допустимости и относимости доказательств. Во внимание судом принимаются исключительно факты, которые были получены законным путем. Недопустимые доказательства в уголовном процессе – это сведения, полученные с нарушением всех правовых норм. Юридической ценности недопустимые доказательства не имеют, соответственно, на них не могут базироваться обвинение и решение суда. Детально изучить суть понятия можно в ст.75 УПК РФ.

Определение недопустимости доказательств

Понятие недопустимость доказательств в уголовном процессе определяется, как неправомерные данные, добытые с нарушением всех действующих законов РФ в процессе расследования. Порядок признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе четко известен следователю и прокурору. Именно они имеют право по своей собственной инициативе признать доказательство недопустимым. Это же может сделать и судья по ходатайству одой из сторон, если на то будут основания.

Законодатель не описывает, какие именно доказательства могут быть недостоверными, но дает характеристику видам сведений, которые можно расценивать как недопустимые. Согласно ст. 75 УПК РФ, к недопустимым относят такие доказательства:

  • свидетельства участников процесса, которые базируются на слухах, догадках, и неаргументированных фактах. Также не принимаются во внимание свидетельства, источник которых свидетель не может сообщить;
  • доказательства добыты лицом, неправомочным заниматься подобным делом. То есть информацию нашел и приобщил к делу человек, не имеющий отношения к правоохранительным органам или же следователь, который был отстранен от участия в производстве;
  • не принимаются во внимание показания, которые свидетель или обвиняемый давал в начале досудебного расследования, то есть находился без законного защитника, а также показания, которые на заседании суда он не подтверждает;
  • сведения, которые были добыты неправомерным путем, то есть с помощью шантажа, угроз, психического воздействия или под давлением. Доказательства, собранные подглядыванием или подслушиванием, тоже не могут быть приобщены к делу;
  • информация, полученная в процессе допроса несовершеннолетних, недееспособных и других личностей, которые не могут выступать в качестве источников информации, согласно УКРФ;
  • другие формы доказательств, которые были собраны или приобщены к делу с явным нарушением норм УПК.

Согласно нормам ст. 75 УПК, даже экспертизы и исследования специалиста не принимаются во внимание, если они были сделаны до возбуждения уголовного процесса, но имеют важность для дела. Необходимо отметить, что само по себе доказательство приобретает юридическую силу, только после того, как оно будет правильно зафиксировано и приобщено к материалам дела. Признание доказательства недопустимым в уголовном процессе может состояться, даже если оно было получено без каких-либо нарушений, но не отвечает требованиям относимости и достоверности.

Факт: описанные выше правила распространяются не на все доказательства, а только на сведения, уличающие лицо в совершении преступления. То есть согласно 75 статье УПК РФ, недопустимость затрагивает только доказательства стороны обвинения. Улики стороны защиты будут считаться допустимыми, даже если те добыты с нарушением установленных правил и не отвечают проверке на допустимость и относимость. Действует так называемая «асимметрия» доказательной базы.

Недопустимые доказательства УПК внедрили для того чтобы работники следственных органов выполняли свою работу в соответствии с законодательством. То есть, чтобы они устанавливали справедливость, не выбивая «правду» из подозреваемых для того чтобы поскорее закрыть дело, или не уличая в преступлении невиновных, которые не могут отстоять свои права в полной мере, а привлекая к ответственности действительно людей, совершивших нарушение закона.

Источники, которые могут быть признаны ненадежными

Известно, что доказательства могут быть вещественными и личными, то есть, полученными в процессе языкового изложения информации. Для того чтобы правоохранительные органы могли четко отграничивать наговоры и слухи, каждый факт должен быть проверен на достоверность.

Считаются ненадежными сведения, которые получены от самого обвиняемого, так как тот может намеренно запутывать следствие, чтобы затянуть вынесение приговора и привлечение к ответственности. Ненадежными будут доказательства, полученные от близких родственников потерпевшего или обвиняемого. Дело в том, что близкие друзья, товарищи или родственник могут говорить, что угодно, чтоб отбелить репутацию своего знакомого. Недопустимый тип доказательств может быть получен также от лиц, не отвечающих за свои действия и слова ввиду психического расстройства или других физических отклонений организма, которые мешают человеку трезво оценивать ситуацию и размышлять.

Статья 75 УПК говорит о том, что недопустимо использовать материалы, которые исходят из неподверженных источников информации, то есть информация имеется, а кто говорил и при каких обстоятельствах, не известно. Не принимается во внимание также доказательство, исходящее от лица, которое не хочет указать своего информатора. Информация, полученная в процессе допроса лиц, не предупрежденных о праве не свидетельствовать против своих близких, тоже в судопроизводстве может быть признана недопустимой.

Отдельно хотелось бы отметить процесс приобщения доказательств, полученных от экспертов. В уголовный процесс нередко привлекают специалистов конкретной отрасли для получения неких разъяснений или оценочных суждений по вопросам. Доказать вину субъекта невозможно, порой даже при наличии экспертизы, уличающей его в преступлении.
Судья может признать заключение эксперта недопустимым доказательством, если:

  • тот некомпетентен в этом вопросе или имеет низкий уровень квалификации;
  • приобщил свое мнение в процедуру исследования и описания результатов;
  • ранее участвовал в деле, как консультант и имеет свой интерес в исходе дела.

По ходатайству одной из сторон эксперт может быть отстранен от проведения экспертизы или исследования, если судья расцените его обоснованным.

Порядок признания улик и доказательств недопустимыми четкий для всех. Даже если доказательства отображают важную для следствия информацию или подтверждают вину конкретного субъекта, в суде рассматриваться они не будут до тех пор, пока не примут процессуальный вид. Даже документы, которые заверены нотариально, то есть имеют уже по факту юридическую силу, не будут рассматриваться как доказательство, если они не зафиксированы в материалах дела.

Порядок исключения улик из дела

Перед тем как дело переходит от следователя в суд, необходимо составить обвинительное заключение. Этот документ является самым важным, ведь именно по описанным там фактам человека привлекают к ответственности. Достаточно часто следователь допускает ошибки при составлении заключения, и его согласно законодательству, нельзя допускать для рассмотрения в судебном порядке.
Оспорить заключение можно, если:

  • факты в его содержании заменены выводами следователя, но при этом подобные выводы ничем не аргументируются, и не подтверждаются;
  • имеет место искажение информации, полученной от свидетелей, потерпевшего или других участников процесса, путем внедрения новых фактов и обстоятельств по делу;
  • в заключении есть цитаты, которые носят исключительно обвинительный уклон. Пока вина человека недосказана в суде, действует презумпция невиновности, и обвинять в чем-то безосновательно – грубое нарушение;
  • считается нарушением отсутствие в заключении доводов в пользу обвиняемого;
  • в заключении перечень доказательств представлен без описания. Каждая даже самая маленькая улика, должна иметь процессуальный статус и быть четко описана, ее приобщение к делу должно быть аргументировано.

Если заключение составлено с ошибками, его необходимо оспорить, составив соответствующее заявление на имя прокурора или судьи. Все данные должны быть проверены адвокатом, только так вы сможете себя защитить от недостоверных и необоснованных обвинений.

Чтобы исключить другую улику из материалов дела, которую сторона читает недопустимой, необходимо также составлять ходатайство об исключении доказательства. В своем обращении на имя судьи необходимо указать основание для признания улики неправомочной. Суд удовлетворяет или отклоняет ходатайство, чаще все же факты исключаются из дела. Регулирует это процессуальное действие ст. 235 УПК РФ. Иногда судья для принятия решения по ходатайству, может вызвать свидетеля, который имеет прямое отношение к недопустимой улике. Если сторона-оппонент не против исключения улики из материалов дела, то ее во внимание больше не принимают. В случае, если сторона защиты настаивает на удалении улики, то прокурор, как главный обвинитель, будет настаивать на обратном. Если другой фигурант заседания против удаления или за ее удаление из материалов дела, то свою позицию он должен отстаивать самостоятельно.

В случае, если дело рассматривается в суде присяжными, никто их участников рассмотрения ходатайства об удалении улики, не должен распространять информацию о том, какая именно улика была признана недопустимой, иначе это повлечет за собой неправомерные последствия.

Существуют в судебной практике прецеденты, когда доказательства, добытые незаконным путем, признавались допустимыми, так как сторона защиты подавала соответствующе прошение. К большому сожалению, все же больше случаев в судопроизводстве, когда доказательства недопустимые таковыми не признаются и на них базируется приговор. Конечно, это не правильно, и нарушает все установленные нормы законодательства, но для этого и существует возможность подавать апелляцию на решения суда, который принял во внимания недостоверные факты и сведения.

Читайте так же:  Чем грозит неуплата алиментов

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

21 июня 2019 года

13 июня 2019 года

12 июня 2019 года

[3]

11 июня 2019 года

28 декабря 2018 года

05 ноября 2018 года

01 ноября 2018 года

14 октября 2018 года

15 июля 2018 года

09 июля 2018 года

04 июля 2018 года

16 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

24 января 2018 года

20 декабря 2017 года

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

ЗАЩИТА ПО НАРКОТИКАМ В МОСКВЕ И ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ РОССИИ

О ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПОРЯДКЕ ПРИЗНАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕДОПУСТИМЫМИ

Статья посвящена проблемам процессуального порядка признания доказательств недопустимыми в судебном следствии.

В силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ, «доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

Фактически ст. 75 УПК РФ призвана предупредить нарушения и ошибки, которые были допущены органом предварительного следствия в ходе расследования уголовного дела. В данной статье речь идет о процессуальном порядке признания доказательств недопустимыми в ходе судебного разбирательства.

Не всегда суды выполняют требования закона при разрешении ходатайств о признании доказательств недопустимыми. В ходе судебного следствия чаще всего сторона защиты при заявлении такого рода ходатайств сталкивается со следующими отступлениями от закона со стороны суда:

1. Суд разрешает ходатайство защитника на месте, не удаляясь в совещательную комнату. Выслушав мнение сторон, дает незамедлительно ответ «Ходатайство необоснованно и не подлежит удовлетворению». При этом не всегда мотивирует свое решение. В таких случаях суд ссылается на ч. 2 ст. 256 УПК РФ, в которой прямо не указано, что для разрешения ходатайства об исключении доказательств суду необходимо удаляться в совещательную комнату.

В этом случае игнорируется ст. 122 УПК РФ, согласно которой суду необходимо выносить постановление. Думается, что вопрос о признании доказательств недопустимыми требует не только тщательного анализа судом, но и ввиду сложности вопроса вынесения мотивированного постановления в виде отдельного процессуального документа.

2. Суд не принимает ходатайство стороны защиты об исключении доказательств, разъясняя, что оно заявлено преждевременно. Его необходимо заявить после исследования всех доказательств по уголовному делу. Такими действиями суд нарушает ч. 1 ст. 120 УПК РФ в которой указано, что стороной защиты ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу.

3. Суд, приобщая ходатайство об исключении доказательств к материалам уголовного дела, не разрешает его в установленном законом порядке. При этом заявляет о том, что доводы ходатайства будут проверяться в ходе судебного следствия, а при производстве в судебном следствии попытается нейтрализовать допущенные процессуальные нарушения, чтобы в последующем при поддержке стороны обвинения мотивировать свой отказ.

И в этом случае суд нарушает ст. 121 УПК РФ, в которой имеется указание на то, что ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления, а в случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного слушания, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления.

Суд приобщает ходатайство и удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление об отказе в его удовлетворении. Мотивировочная часть состоит из перечисления многочисленных норм УПК РФ, без указания на доводы и аргументы. Суды в таких случаях обычно не утруждают себя правовой аргументацией, обосновывающей принятое процессуальное решение.

Так, например, Ш., К., В. обвинялись в групповом изнасиловании. Стороной защиты в ходе судебного следствия несколько раз заявлялось ходатайство об исключении недопустимых доказательств, а именно, протокола выемки одежды потерпевшей Т. и протокола осмотра джинсов и футболки, из которых усматривалось, что и джинсы и футболка не имеют каких-либо особенностей и повреждений. Потерпевшая Т. пояснила, что после случившегося она уже несколько раз носила джинсы и футболку, и два или три раза стирала их в стиральной машинке. В ходе очной ставки потерпевшая Т. также показала, что одежда цела и не имеет повреждений. Однако, в ходе судебного следствия при осмотре одежды был установлен разрыв майки по шву, и потерпевшая показала, что он образовался вероятно тогда, когда обвиняемые насильно ее раздевали.

Органами предварительного следствия не были установлены индивидуальные признаки в виде разрыва по шву и не были описаны в протоколе осмотра, однако одежда признана по делу вещественным доказательством. Суд, отказывая в признании данного доказательства недопустимым, и обосновывая его, сослался на то, что потерпевшая под воздействием обстоятельств насилия могла забыть о поврежденной футболке, и вспомнила о повреждении и только в суде в процессе осмотра.

Читайте так же:  Что делать, если трудовая книжка утеряна и нужна ли она

При этом суд сослался на статьи УПК РФ, регламентирующие порядок выемки, описания вещественных доказательств (не заострив внимание на том факте, что следователь при осмотре не обнаружил повреждения на футболке), а также суд не проанализировал содержание протокола очной ставки. Соответственно, суд нарушает требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ о том, что постановление судьи должно быть не только законным, обоснованным, но и мотивированным.

4. Суд приобщает ходатайство стороны защиты к материалам уголовного дела, удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление, в котором отказывает в исключении доказательств. Мотивация такого постановления «ходатайство будет разрешено лишь при постановлении приговора, в связи с тем, что будет дана оценка собранным доказательствам не только с точки зрения допустимости, но и достоверности». И такие случаи не редкость в судебной практике. Суд нарушает ст. 121 УПК РФ о том, что ходатайство подлежит рассмотрению непосредственно после его заявления. В качестве подтверждения необходимо привести в качестве примера решение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. № 42-О.

Квалифицированная юридическая помощь по уголовным делам связанным с наркотиками.

Обжалование приговоров, составление жалоб, оценка дела, разработка стратегии защиты — во всех регионах!

Защита адвокатами по наркотикам в Москве и Московской области.

+ 7 (495) 649-42-01, +7 (915) 346-83-77, +7 (905) 582-13-60

Иногда суды желают создать видимость соблюдения уголовно-процессуального законодательства. В этом случае суд может частично удовлетворить ходатайство, и исключить малозначительное доказательство, которое не повлияет на разрешение дела по существу. В судебной практике, чаще всего исключаются из доказательств показания подозреваемого, обвиняемого, очные ставки, не подтвержденные в суде, данные в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, а также объяснения указанных лиц.

Показания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, если ему не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ. Показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке и предположении. Крайне редко суды исключают основополагающие доказательства, например, протокол обыска и изъятия наркотических средств и оружия. Исключение одного такого доказательства автоматически влечет признания недопустимыми доказательствами всех производных от него доказательств по правилу «плодов отравленного дерева» и может привести к оправдательному приговору.

Хочу затронуть еще одну проблему, касающуюся процессуального порядка исключения доказательств.

В соответствии со ст. 235 УПК РФ суд может рассматривать и разрешать ходатайства об исключении доказательств на стадии предварительного слушания. Исключение доказательств именно на этой стадии имеет своей целью оградить суд от воздействия на него доказательств, полученных с нарушением закона.

Приведем пример. Суд рассматривает уголовное дело по ч. 1 ст. 222 УК РФ. В ходе предварительного слушания исключается протокол обыска, в ходе которого был изъят пистолет. Фактически протокол обыска является основополагающим процессуальным документом, на котором строится вся доказательственная база по уголовному делу. И в этом случае необходимо исключить из доказательств заключение эксперта, показания понятых и др. доказательства.

Очевидно, что такое решение суда приведет к завершению судебного разбирательства. Исключение из доказательств протокола обыска будет означать необходимость вынесения оправдательного приговора. Нормы УПК РФ не позволяют в ходе предварительного слушания принимать решение об оправдании подсудимого. Анализ судебных актов Верховного Суда РФ позволяет сделать вывод, что суды в ходе предварительного слушания крайне редко исключают доказательства, особенно те, которые являются основополагающими.

Суды стараются сохранить видимость беспристрастности и «нейтралитета» до более поздних стадий судебного разбирательства и одновременно постараться исследовать недопустимое доказательство в ходе судебного следствия. Именно по этой причине сторона защиты редко заявляет ходатайство об исключении доказательств на предварительном слушании, понимания, что в удовлетворении ходатайства суд откажет, а прокурор получит возможность для «нейтрализации» последствий допущенных нарушений в дальнейшем.

Таким образом, сложившаяся судебная практика превращает ст. 235 УПК РФ в «мертвую» процессуальную норму. Рассмотрим позицию стороны обвинения при рассмотрении ходатайств об исключении недопустимых доказательств, а именно, прокурора участвующего в судебном следствии. Согласно п. 1.9 приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия», а именно п. 1.9 «прокурор осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, должен добиваться соблюдения требований ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка».

В соответствии с. ч. 1 ст. 21 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» предметом надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации. По смыслу вышеприведенных правовых норм, в случае выявления доказательств, полученных с нарушением закона, прокурор (государственный обвинитель) не вправе, а обязан признать данное доказательство недопустимым либо самостоятельно ходатайствовать об этом перед судом. И только в редких случаях государственный обвинитель соглашается исключить малозначительное доказательство.

Автором изучено около ста уголовных дел (в том числе и непосредственное участие в их рассмотрении). Ни в одном из них государственный обвинитель не заявил ходатайства об исключении доказательств, полученных с нарушением закона органами дознания и следствия, как будто ими никогда закон не нарушается. На основании анализа судебно и прокурорской практики признания доказательств недопустимыми можно сделать несколько выводов.

Судебная практика изобилует случаями нарушения уголовно-процессуального закона относительно признания доказательств недопустимыми и часто идет на нарушения норм связанных с процедурой исключения. Варианты вынесения решений по этому поводу были описаны автором в статье. Такие отступления от закона указывают на то, что суды не готовы соблюдать закон в части признания доказательств недопустимыми и в целом беспристрастно рассматривать уголовное дело.

Прокурорская практика указывает на то, что государственные обвинители часто, не выполняют требования процессуального закона, препятствуют стороне защиты и суду в реализации конституционного положения об исключении недопустимых доказательств. Такие действия можно обосновать только тем, что интересы поддержания обвинения превалируют над интересами соблюдения законности. Формальный подход к рассмотрению ходатайств о признании доказательств недопустимыми с точки зрения закона, будет свидетельствовать о нарушении принципа законности при принятии судом процессуального решения об исключении доказательств.

Автор: О.Н. Палиева

Подробная информация собрана в следующих статьях:

Видео (кликните для воспроизведения).

Звоните, сделайте первый шаг на пути к свободе!

Источники


  1. Жинкин, С.А. Теория государства и права. Конспект лекций / С.А. Жинкин. — М.: Феникс, 2017. — 602 c.

  2. Ошо Зрелость. Ответственность быть самим собой / Ошо. — М.: СПб: Весь, 2013. — 185 c.

  3. Грудцына, Л. Ю. Адвокатское право / Л.Ю. Грудцына. — М.: Деловой двор, 2014. — 320 c.
  4. Краткий курс по теории государства и права. — Москва: СПб. [и др.] : Питер, 2015. — 140 c.
  5. Куницын, А. Р. Образцы судебных документов / А.Р. Куницын. — М.: Юридическая литература, 2018. — 336 c.
  6. Под., Ред. Ванян А.Б. Афоризмы о юриспруденции: от античности до наших дней / Под. Ванян. — М.: Рязань: Узорочье, 2012. — 528 c.
Недопустимые доказательства в уголовном процессе, причины недопустимости
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here